КИЕВ
Мой Киев, права потребителей, автомобили, аптеки, бассейны, лекарства, магазины Карта сайта

 Мой Киев, права потребителей, автомобили, аптеки, бассейны, лекарства, магазины Главная
 Заказать сайт Сайт от 100 грн
 АВТО АВТО
 АВТО АНАЛИТИКА
 АВТО ГИПОТЕЗЫ
 АВТО ДЕНЬГИ
 АВТО Для ДЕТЕЙ
 АВТО ЖКХ
 АВТО ЗДОРОВЬЕ
 АВТО ИСТОРИЯ КИЕВА, УКРАИНЫ и РУСИ
 Наше КИНО КИНО
 Наше КИНО КОМПЬЮТЕР
  КОНЕЦ СВЕТА 2012
 МОЙ КИЕВ МОЙ КИЕВ
 АВТО МУЗЫКА
 АВТО НАУКА
 АВТО НАША ИСТОРИЯ
 АВТО НОВОСТИ
 АВТО ПОЛИТИКА
 АВТО СВОИМИ РУКАМИ
 АВТО СПОРТ
 Мой Киев, Деловая и познавательная информация для киевлян и гостей Киева


email



Реклама
2017-й - год Красного Огненного Петуха
Мой Киев, права потребителей, автомобили, аптеки, бассейны, лекарства, магазины
Мой Киев
Для торжества зла
необходимо только одно
— чтобы хорошие люди
сидели сложа руки»

Эдмонд Бёрк
Древний город словно вымер,
Странен мой приезд
Над рекой своей Владимир
Поднял черный крест.

Анна Ахматова
Киев, 1914
Как написать Андроид приложение
Мой Киев, права потребителей, автомобили, аптеки, бассейны, лекарства, магазины
Будем очень признательны Вам за высказанные здесь замечания, отзывы, пожелания.

Размышления. Афоризмы.

Мудрые мысли, которые никогда не устареют. Размышления великих.


Роберт Музиль  «Человек без свойств», М. 1984.
(Р.Музиль родился в 1880г. в г.Клагенфурте. Отец – профессор высшей технической школы в 
Брно (тогда – Броюнн). Р.Музиль - австрийский писатель. Слушал курс философии и психологии 
в Берлинском университете. Там же защитил диссертацию. В «Человеке без свойств» создал 
«наверное, самую значительную эпическую сатиру в немецкой литературе  20-го столетия».

Человек – это небольшая толика точечек на самой поверхности карликового шара.

Основная черта культуры – что человек испытывает глубочайшее недоверие к человеку, 
живущему вне его собственного круга, что стало быть, не только германец еврея, но 
и футболист пианиста считает существом непонятным и неполноценным.

Возникает вопрос – так ли уж все неправильно в мире, что его нужно то и дело переделывать?
На это мир давно дал два ответа. С тех пор, как он существует, большинство людей были 
в юности за то, чтобы его перевернуть. Они находили смешным, что старшие привязаны к 
существующему сердцем, вместо того, чтобы думать мозгом. Эти молодые всегда замечали, 
что моральная  тупость старших есть в такой же мере  неспособность к новым связям, 
как обыкновенная интеллектуальная тупость, и естественная для них самих мораль была 
моралью продуктивности, героизма и перемен. Однако придя в возраст свершений, они 
больше уже не вспоминают об этом.

Смотреть на науку, как на подготовку, закалку и вид тренировки.

Способность запретить себе что-то вредное – это проверка своей жизненной силы.

Жизнь, однако, ничего не строит, не выломав камней в каком-нибудь  другом месте.

Недуг современного человека, который называется цивилизацией, это стеснительное состояние, 
полное мыла, радиоволн,  математических и химических исследований, и неспособности к 
простому но высокому общению людей.

Разве не заметно, что переживания сделались независимы от человека? Они ушли в театр, 
книгу, в идеологические и религиозные корпорации,… кто сегодня может сказать, что его 
злость – это его злость, если его настрополяют  так много  людей.
Возник мир свойств без человека.
Вероятно, есть еще люди, живущие индивидуально, они говорят – «Вчера мы были у того-то», 
или «мы делаем сегодня то-то», и радуются этому, не ища за этим никакого другого значения 
и содержания. Они любят все, что ни соприкасается с ними и являют собою частное лицо в 
столь чистом виде, сколь это возможно; при соприкосновении с ними мир становится чистым 
и светится, как радуга. Может быть, они очень счастливы, но эта порода людей обычно уже 
кажется другим нелепой, хотя еще отнюдь не установлено почему.

Дух  в соединении с чем-то – это самая распространенная вещь на свете. Дух верности, 
дух любви, мужественный дух, титан духа, в духе времени. Дух считается самым высоким и 
над всем главенствующим. Этому учат. Все, что может, украшает себя духом. Все остальное  
кажется рядом с этим чем-то таким, в чем стыдно признаться, грязью, которую Бог удаляет 
из-под ногтей своих ног. Можно читать поэтов, изучать философию, покупать картины и 
дискутировать, но то, что при этом приобретают, разве это дух?

Всякий прогресс – это выиграш в чем-то отдельном и разъединение в целом.

Когда любишь, - то все; даже если это боль и отвращение.

Человеческие идеалы содержат некий избыток требовательности

В истории человечества не бывает добровольных поворотов назад.

Эссе берет предмет со многих сторон, не охватывая его полностью, ибо предмет, охваченный 
полностью, теряет вдруг свой объем и убывает в понятие.

Все моральные факты – зависимая функция других фактов.

Для человечества преступления со временем превращаются в добродетели и наоборот.

Человек, сознающий свою ответственность, волен жертвовать только процентами, но никак  
не капиталом.

Важнейшие умственные ухищрения человечества служат сохранности ровного душевного состояния…
Но время от времени после таких состояний довольств на нас, кажется, нападает их противоположность, 
на земле  начинается бурная скачка идей, после которой вся человеческая жизнь располагается  
вокруг новых центров и осей. Более глубокая, чем повод, причина всех великих революций  
состоит не в накоплении неблагоприятных условий, а в износе солидарности, которая подпирала 
искусственное довольство душ.

В любви и в коммерции, в науке и при прыжках в длину нужно сначала верить, а потом уже можно 
победить и достигнуть, так почему же  должно быть иначе и в жизни вообще? Как ни обоснован ее 
порядок, доля добровольной веры в этот порядок всегда в нем есть, а если эта необъяснимая и 
ничем не обеспечиваемая вера израсходована, то вскоре следует крах: эпохи и империи рушатся, 
как коммерческие предприятия, когда теряют кредит.

Трудно представить себе боли, которых не испытываешь.

Характер означает косность, ленивое нежелание меняться.

Политика, честь, война, искусство, решающие процессы  жизни вершатся по ту сторону разума.

Все причастно к общему, но вдобавок оно и особенно.

Искусство – это  передышка, отдых от действительности, назначение которого – возвращать 
нас к ней освеженными.
    
Наша эпоха и так насквозь пропитана активностью. Она на хочет больше  мыслей, а хочет видеть 
только дела. Корень этой ужасной активности в том,  что людям нечего делать. Внутренне  - я 
хочу сказать. Но в конце концов каждый и внешне только повторяет всю жизнь одно и то же 
действие. Он уходит в какое-нибудь занятие и продвигается в нем.

Когда человеку нечего делать и он не знает, как распорядиться собой, он деятелен. 
Тогда он орет, пьет, дерется…